ЕГУ им. И.А. Бунина » История университета » Воспоминания о Елецком рабфаке (1921-1939)

    Воспоминания о Елецком рабфаке (1921-1939)


    Л.Г.Горскова

     

    В 1919 году молодое советское государство ввело общеобразовательные учебные заведения под сокращенным названием рабфак (рабочий факультет). Они готовили молодежь и даже более зрелых людей к поступлению в вузы. Я, например, конкретно знаю, что в 30-е годы на нашем рабфаке учился мой отец с товарищами, которым было более 30 лет. Рабфаки должны были дать возможность «пролетаризировать» высшую школу. В них обучались рабочие и крестьяне. У меня сохранился опросный лист 30-х годов для вновь поступающих на Елецкий рабфак. Этот лист хранился в нашем домашнем архиве. Заполнял его мой муж, и черновой вариант сохранил на память. Подлинник такого опросного листа я передала в музей пединститута.

    По-видимому, такая форма опросного листа была принята с самого начала рабфака. Наиболее интересен и особенно важен был при зачислении в рабфак пункт 20: Социальное положение родителей: а) рабочий, батрак - колхозник; в) единоличник и какой именно социальной группы (бедняк, середняк, кулак); г) служащий; д) специалист научный работник, инженер, агроном, врач, учитель и т.д.; е) кустарь; ж) торговец.

    Социальное прошлое родителей висело над их детьми. Только в связи с недобором в рабфаках учились и дети бывших нэпманов.

    Елецкий рабфак размещался в старинном, красивой архитектуры здании города, в котором до революции была женская гимназия (это подтвердила ныне живущая ельчанка Короткова Елена Ивановна). Внутренняя архитектура также была оригинальна. Большой вестибюль с гранеными колонками, оканчивающимися вверху красивыми лепными украшениями, со старинными высокими зеркалами. Все та же широкая ажурная металлическая лестница с площадкой, разделяющаяся в два крыла продолжениями на второй этаж. Невольно хочется заметить, что эта красота смогла уцелеть в годы Великой Отечественной войны, когда Елец в течение двух лет находился в прифронтовой зоне и перенес огромное количество бомбежек. Мы в ту пору со сверстниками в 10 кл. и учительском институте при каждой тревоге спускались в большое подвальное помещение в виде длинного высокого туннеля со сводчатым потолком. Интерьеры отдельных классных комнат с изящными шкафами сохранились и до сих пор в правом крыле нижнего этажа.

    Исторических документов о рабфаке почти нет. В краеведческом музее есть папка с рабфаковским архивом, представленным только фотографиями. На основании изучения книг приказов по Учительскому институту, возникшему на базе рабфака и педагогического училища (или как его тогда называли «педтехникума»), мне пришлось встретить такие административные указания ЕУИ, как собрать и сдать в архив института всю документацию по рабфаку, но, несмотря на то, что рабфак еще в течение 1939-1940 учебного года существовал совместно с институтом в одном и том же здании и по-прежнему директором рабфака числился Кипятков, этого, по- видимому, сделано не было. Архивариус говорит, что ничего по рабфаку и педучилищу в архиве нет. Впечатляюще выглядит на одном из фото первый директор рабфака Гофман, сидящий в старинном деревянном кресле. Интеллигентное лицо, высокий белоснежный накрахмаленный воротник рубашки и темный безупречный костюм. По-видимому, это его дореволюционная фотография, т.к. в таком виде при подозрительности советской власти к старой интеллигенции, едва ли он мог быть назначен директором рабфака. На других групповых фотографиях он одет более просто.

    На рабфак для преподавания учебных дисциплин были приглашены наиболее опытные и сильные педагоги. По-видимому, так было и на других рабфаках. Из одного прилагаемого документа резолюций от 1927г. видно, что в нашем регионе подобные учебные заведения работали в г. Орле и г. Курске.

    Среди членов собрания коллектива преподавателей рабфака 1927 года был и Довгаль Дмитрий (к сожалению, не помню отчества), который преподавал у нас в единственной образцовой школе № 13 г. Ельца физику. В 1937г. он был арестован как «враг народа», и о его судьбе больше ничего неизвестно. Одновременно с ним исчез и преподаватель немецкого языка с памятной фамилией - Гейне. Возвратился только преподаватель Хренников Николай Николаевич (брат Хренникова Тихона Николаевича). Даже Т.Н. Хренникову, уже тогда знаменитому композитору, с трудом удалось спасти брата от неминуемой кары.

    В подписях собрания нахожу знакомую фамилию - Петров Александр Иванович, у которого мне довелось учиться в Учительском институте, а в дальнейшем и вместе работать на физмате.

    Среди первых стоит подпись и Александра Дмитриевича Даева, в дальнейшем работавшего в ЕУИ. Здесь же отчетливо проставлены фамилии Л.И.Яхонтовой, преподавателя немецкого языка, математика П.К.Шатаева, который в период становления Учительского института был завучем по учебной работе, а в дальнейшем зам.директора по заочному обучению, председателя Маркова Ивана Григорьевича, географа, который преподавал в рабфаке и в 30-е годы, когда учился мой отец, а также вел уроки географии в образцовой школе № 13, и фамилия известного в дальнейшую пору биолога Мищенко В.И.

    Лица преподавателей Шатаева П.К., Петрова А.И., Яхонтовой Л.И., Мищенко В.И., Верпиховского, Маркова И.Г. и директора Гофмана видны на официальной фотографии 1-го выпуска студентов рабфака 1923 года. Так как рабфак был рассчитан на 4-х летнее обучение студентов для подготовки в вузы, то надо полагать, что и открылся Елецкий рабфак в 1919г. Все выше перечисленные преподаватели проработали в нем до самого закрытия в 1939г. То есть это был основной костяк преподавателей, всех лет работы рабфака. Вот только неизвестно, когда вышел из педагогического коллектива рабфака директор Гофман, но из резолюции собрания 1927г. понятно, что заведующим рабфака был уже А.Н.Куценко.

    Елецкому рабфаку было присвоено имя Вихирева Н.В. По-видимому, это произошло в промежутке между 1923г., когда на официальной фотографии 1-го выпуска на корпусе института прочитывается только надпись «Рабочий факультет», а в резолюции собрания коллектива преподавателей 1927г. уже указано: имени Вихирева Н.В. Такие же надписи прочитываются на фотографиях 1936, 1937 и 1938 годов.

    В нашем краеведческом музее совсем недавно я отыскала интереснейший документ о Елецком рабфаке 1927г. Это резолюция собрания коллектива преподавателей Елецкого им.Вихирева рабочего факультета от 19 сентября 1927г. Она отпечатано на 4-х страницах стандартного листа. По первым строчкам резолюции видно, какие страсти разгорелись в коллективе в связи с травлей заведующего рабфака А.Н.Куценко.

    Вот начало этой резолюции: «Коллектив преподавателей Елецкого им.Вихирева рабочего факультета, заслушав и обсудив заявление месткома рабфака о том, что против заведывающего (так напечатано - примеч. Л.Г.) рабфаком т.Куценко вновь выдвигаются обвинения, могущие дискредитировать деятельность его, как администратора и педагога, постановил довести до сведения Главпрофобра свое определенное суждение о состоянии рабфака, в целом, о работе президиума и учебной части за время пребывания в Елецком рабфаке т.Куценко и, в частности, о т.Куценко, как администраторе, педагоге и товарище».

    «Куценко А.Н. принял заведование Елецким рабфаком в наиболее острый и ответственный момент существования рабфака: (одно слово неразборчиво - замеч. Л.Г.) рабфак только что был пополнен, приняв в свой состав студентов двух закрытых рабфаков, Орловского и Курского, что не могло не отразиться несколько болезненно на настроении части студенчества, вынужденного приспособляться к новым условиям. 2) т.Куценко принял рабфак в тот момент, когда благодаря недостаточно твердому и нетактичному руководству его предшественника…»

    Подробная резолюция прилагается. Из нее можно предполагать, что до этого Куценко проработал в Елецком рабфаке не менее 2-х лет.

    В заключение резолюции написано: «А.Н.Куценко, руководя сложной и ответственной работой рабфака, никогда не подавлял инициативы ни отдельных органов его, ни отдельных работников. Какие бы обвинения ни воздвигались против т.Куценко, в наших глазах он навсегда останется близким и отзывчивым нашим товарищем, прямым и правдивым человеком, безукоризненно честным, энергичным и компетентным работником, с напряжением всех своих сил отдающим себя порученному ему делу». Дальше следует 22 подписи преподавателей.

    По подписям в приложенной к этим материалам резолюции и официальным перечням фамилий на фотографиях 14-го выпуска (1936г.) и 15-го (1937г.) можно с уверенностью констатировать, что педагогический состав рабфака был довольно стабильным и отдельные преподаватели проработали в нем многие годы. В течение этого десятилетия (1927- 1937) на рабфаке работали такие преподаватели, как математик Петров Александр Иванович, физик Даев Александр Дмитриевич, преподаватель немецкого языка Яхонтова Лидия Ивановна. Эти фамилии и имена мне известны. Яхонтова Л.И. в 1941 году вела у нас немецкий язык в 10-м классе. Петров А.И. на 1-м курсе ЕУИ вел аналитическую геометрию. С Даевым А.Д. мне пришлось общаться, когда я в 1947- 50 гг. вела физику в мужской железнодорожной школе № 14 (ныне № 97). В указанное выше десятилетие на рабфаке работали также следующие преподаватели: биологии - Мищенко В.И., истории - Савенкова А.Г., биологии - Чистов Н.И., черчения - Воскобойников В.В., математики - Верпиховский.

    В течение указанного десятилетия, примерно в начале 30-х годов, к этому основному костяку преподавателей добавились: математик Верпиховский (к сожалению, везде без инициалов), математик Шилин С.М., преподаватель русского языка Хижняк К.Н., преподаватель химии Козлов Константин Дмитриевич (после закрытия рабфака он работал лаборантом-демонстратором на кафедре физики ЕУИ, и мы взаимно обменивались физическими приборами, а также сотрудничали и в дальнейшей моей работе на кафедре физики ЕУИ), преподаватель географии и биологии Ростовцева А.В., преподаватель истории Лобов В.С.

    В 30-е годы директором рабфака был П.Д. Кипятков Это подтверждают и выпускные фотографии 1936, 1937 годов. Об этом же директоре я слышала и от бывшего студента рабфака Глазкова Георгия Алексеевича, учившегося там, в 1935-1939 гг.. Далее, на основании изучения архивных книг приказов Учительского института, мне стало известно, что после официального закрытия рабфак просуществовал еще в течение 1939-1940 года. П.Д. Кипятков по-прежнему числился директором рабфака, находясь в подчинении директора ЕУИ С.А.Комиссарова.

    В период 1936-1939 гг. на должностях завучей находились очень известные и опытные преподаватели. Завучем дневного отделения был преподаватель русского языка Казьмин Михаил Илларионович, который в 1939- 1940 гг. возглавлял кафедру русского языка и литературы в ЕУИ, а завучем вечернего отделения был математик Шатаев Павел Кузьмич, который стал первым завучем в ЕУИ.

    Многие из этих преподавателей были не только хорошими педагогами, но и вообще незаурядными личностями. Например, математик Петров Александр Иванович окончил Московский университет еще в 1906г. В общении со студентами ЕУИ он рассказывал, что учился вместе со знаменитым ученым Чебышевым (это подтверждают воспоминания бывшего работника гороно Белоусова В.Д.). В годы студенчества в Учительском институте мне со сверстниками пришлось слышать его лекции по высшей математике и видеть его записи на доске каллиграфическим почерком.

    Преподаватель Даев А.Д. был незаурядным физиком и интереснейшим собеседником. Он рассказывал, что в Московском университете слушал лекции самого Жуковского Н.Е., отца русской аэродинамики. Причем не рисовался этим, а откровенно упоминал, что не смог сдать ему экзамен с первого раза.

    Преподаватель русского языка Казьмин Михаил Илларионович после перехода в ЕУИ трудился по заданию Академии наук над диалектами наших мест и в итоге защитил диссертацию, получил ученую степень кандидата филологических наук.

    Вот таким высоким потенциалом преподавателей располагал когда-то рабфак. При знакомстве с фотографиями выпускников можно прийти к следующим выводам. Все выпускники еще довольно молоды. Подавляющее большинство парней в рубашках-косоворотках, что уже внешне свидетельствует об их самом демократическом, чаще всего крестьянском, происхождении. Привычки молодости сохранились и в более позднее время. Так, преподаватель физики А.Д.Даев на фотографиях 1936, 1937 годов хотя и одет в костюм, но под ним по-прежнему привычная рубашка-косоворотка. Большинство преподавателей-мужчин запечатлено в светлых толстовках. На официальных фотографиях 30-х годов почти все выпускники-мужчины в костюмах и при галстуках, а девушки, как во все времена, одеты разнообразно с простыми или кокетливыми прическами.

    Одна из фотографий архивного фонда музея мне особенно дорога. Она с детских лет хранилась у нас дома. На ней запечатлен мой отец Горсков Георгий Федорович с группой сокурсников и тремя преподавателями рабфака. Этот снимок был сделан, по моим приметам, в 1935г. В центре снимка трое преподавателей. Слева в светлой рубашке - Марков Иван Григорьевич - преподаватель географии. Я знала его, так как в нашей тогда единственной образцовой школе № 13 он вел уроки географии, на которых очень много рассказывал о своих путешествиях по стране. В центре среднего ряда запечатлен преподаватель математики Верпиховский, в темной одежде правее Верпиховского преподаватель, фамилию которого моя память не удержала, несмотря на то, что об этой фотографии мне сравнительно недавно рассказывала, сидящая с ним рядом на снимке, Клейменова Клавдия Александровна.

    Пояснения Клейменовой К.А. в свое время не были записаны, а теперь ее уже нет среди нас... В последнем ряду справа крайним стоит почти неприметный молодой мужчина. Это Оборотов Василий Николаевич.

    На примере этих студентов рабфака уже можно увидеть, как много в ту пору давал рабочий факультет. Так, мой отец Горсков Г.Ф. за счет только рабфаковского образования смог подняться по служебной лестнице на пивзаводе от подсобного рабочего до коммерческого директора этого завода (в 1943г. он погиб при освобождении Смоленска). Клейменова К.А. работала некоторое время библиотекарем и была очень образованным человеком. Оборотов В.Н. до переезда в г.Орел работал помощником директора (точнее зам.директора по учебно- воспитательной работе) в техническом училище № 2.

    Рабфаковцами были и знакомые мне по работе в железнодорожной школе № 14 (ныне № 97) математик Шаповалов Михаил Николаевич и преподаватель русского языка и литературы Кожухов Алексей Александрович.

    Свою работу в ж.д.школе № 14 (№ 97) начинал после войны 1941-1945 годов отличник рабфака Ширяев Вячеслав Петрович. Он был ранен на войне, с заметным трудом передвигался, выполняя все чертежи и записи на доске только левой рукой (и какие это были чертежи и записи!). В школе он всегда носил бархатную тюбетейку, прикрывая ею черепную рану, напоминавшую собой темечко новорожденного. В дальнейшем в 50-е годы он уже работал в Елецком пединституте на кафедре физики, откуда затем и ушел на пенсию. Среди выпускников рабфака были: А.П.Небуко долго заведовавший Елецким краеведческим музеем, легендарный воспитатель молодежи Б.Г.Лесюк, Сурин, долгие годы работавший учителем-наставником, начиная с ФЗУ при заводах, а затем в технических училищах.

    Наш краеведческий музей по рабфаку располагает официальными фотографиями выпускников последних лет - это 1936г. (14-й выпуск), 1937г. (15-й выпуск) и 1938г. (16-й выпуск). Более поздних материалов нет. Мне доподлинно известно, что в 1939г. состоялся и 17-й выпуск, но общей фотографии этого выпуска не сохранилось.

    1 сентября 1939г. началась вторая мировая война. Уже в октябре начался армейский призыв студентов. Это известно и из архивов ЕУИ (тогда было призвано в РККА почти 1/3 от всего контингента студентов). В Сталино наших ельчан призвали позже, в конце I семестра. К примеру, Глазков Г.А. отслужил потом на Черноморском флоте 8 лет (с 1939 по 1947 гг.). О судьбе остальных троих сотоварищей мне неизвестно. И уточнить, к сожалению, уже не у кого.

    Забыла упомянуть еще о выпускнике рабфака по фамилии Деринг, окончившим его до 30-го года. О нем мне рассказала его дочь Эмилия Иоганесовна Деринг, преподавательница немецкого языка.

    Несомненно, что и многие другие выпускники рабфака проявили себя в разных видах полезной для страны деятельности, но мне больше ни о ком не известно, хотя в течение ряда последних лет я старалась узнать об этом у многих пожилых собеседников.

    Хотелось еще заметить, что знания студентов рабфака, как и во все времена, были разными (среди них были отличники, хорошисты и те, кто учился посредственно). Вовсе не лучше обстояло обучение и в современных вечерних школах, когда выпускали всех числящихся ради отчетности. Студентам-рабфаковцам в довоенные годы приходилось довольно трудно совмещать подчас тяжелую дневную работу с вечерней учебой. Вот пример одного рабфаковца. Глазков Г.А. в ту пору работал токарем на нынешнем заводе «Гидропривод», находившемся в часовой ходьбе до дома, который был в конце ул.Глухой в районе Черной слободы. В те годы автобусов не было, а на велосипеде по горам Черной слободы ехать было трудно. И вот после 8 часового рабочего дня надо было идти на занятия в рабфак, а потом по горам снова домой. И после окончания рабфака в 1939г. он сразу же поступил вместе с другими ельчанами в индустриальный институт г.Сталино (ныне Донецк).

    При формировании Елецкого учительского института лучшие преподавательские силы были взяты из рабфака, а также из педучилища. Директор ЕУИ Комиссаров приказом за № 2 назначает зам.директора по учебной части Шатаева Павла Кузьмича - математика и завуча вечернего отделения рабфака, а секретарем института - Петрова Александра Ивановича, известного математика с каллиграфическим почерком. Ряд дальнейших первых приказов, к сожалению, исчез после возвращения первой книги из эвакуации (так зафиксировано в самой книге приказов). 25 сентября 1939г. в.и.о. зав.кафедрой русского языка и литературы назначается Казьмин Михаил Илларионович, бывший преподаватель и завуч дневного отделения рабфака.

    В число преподавателей ЕУИ из рабфака зачисляются физик Даев Александр Дмитриевич, Воскобойников В.В., ведущий черчение, Яхонтова Лидия Ивановна, ведущая немецкий язык, Савинкова А.Г. - историк, Хижняк А.И. - литератор, химик Козлов К.Д. занял должность лаборанта физического кабинета.

    Приказом от 25.09.39 в ЕУИ полностью перешли кабинеты физики, химии, черчения и географии, принадлежавшие рабфаку. Также были переданы ему все библиотечные книги рабфака. Это, в частности, подтверждает долго заведовавшая библиотекой института Хабай Надежда Васильевна. Она встречала многие книги со штампами рабфака и гимназии, на базе которых он возник. Таким образом, на баланс института было принято все бывшее имущество рабфака.

    Был даже специальный приказ № 84 от 15 января 1940г.

    «. 1 Согласно приказа наркома просвещения РСФСР от 21.11.39 при Елецком Учительском институте организовать постоянный архив, а при нем текущий архив педучилища и рабфака.

    . 4 Приступить к технической обработке архивных дел педучилища и рабфака для сдачи их в архив института».

    По- видимому, это благое дело не было выполнено, а в итоге в архиве института нет никаких данных, кроме этих приказов.

    Из приказов по ЕУИ от начала 1940г. рабфак кредитовался.

    Но согласно приказа № 128 от 23.03.40 по ЕУИ .1 «Принять к сведению и руководству распоряжение НКП РСФСР от 20.03.40 о переводе со 2-го квартала кредитов на содержание рабфака в мое распоряжение» (т.е. Комиссарова - директора ЕУИ).

    «. 2 Согласно распоряжению НКП РСФСР от 20.03.40 сохраняю за директором рабфака т.Кипятковым право оперативного распоряжения кредитами рабфака, т.е. все расходы по смете рабфака должны производиться с предварительной визой директора рабфака».

    Директор ЕУИ Комиссаров С.А.

    В приказе № 154 от 26.05.40 по ЕУИ говорится о проверке баланса рабфака за 1939г. и 1-й квартал 1940г. «В связи с передачей всего имущества Елецкого рабфака ЕУИ, объединения бухгалтерии института и рабфака, а также объединения баланса этих учебных заведений в один, по институту назначается комиссия…»

    В заключительном приказе по ЕУИ от 31.08.40 указано, что «в связи с ликвидацией педучилища и рабфака считать освобожденными бухгалтера, кассира и счетовода», т.е. последних из отчитывающихся работников. Таким образом, рабфак просуществовал еще один учебный год (1939-1940), несмотря на свое официальное закрытие в 1939г.

Наверх